nemankurt (nemankurt) wrote,
nemankurt
nemankurt

Categories:

Мариэтта Чудакова: "Наша страна безразмерна как в сторону зла, так и в сторону добра"

Чего мы не знаем о 1917 годе?
Лекция Мариэтты Омаровны Чудаковой, прочитанная в 2017 году к юбилею Октябрьской революции.


"Что такое 200 лет рабства?
Столыпин был смелый человек, но, кроме того, он очень хорошо знал свой народ. И когда его назначили саратовским губернатором, он приехал в Саратов, а ему говорят: идет вовсю бунт. Это Шульгин блестяще описывает. Извините, если кто знает, я очень люблю этот эпизод, он многое о нас говороит. Не о Столыпине даже, сколько о нашем народе. Столыпин туда поехал. Выходит из кареты, идет без всякой охраны на эту толпу. Впереди - парень с дубиной. И толпа та самая, которую Пушкин так коротко описал: "Не дай Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный". Вот такая толпа и стоит. На Столыпине николаевская шинель внакидку. Она была довольно толстая, с пелериной, которую носили правительственные чиновники, обычно на плечи накидывалась. Столыпин идет прямо на парня. А парень держит дубину и сейчас его проткнет. Шульгин пишет: "Если бы не поведение Столыпина, Россия никогда бы не узнала, кто такой Столыпин". Он сбрасывает с плеч шинель и бросает парню со словами: "Подержи!" Парень бросает дубину и подхватывает баринову шинель.
Когда я прочитала Шульгина, я поняла, насколько глубинно Столыпин знал свой народ. Знал, что парень подхватит шинель. Вот что такое века крепостного права".


"До 1864 года один судья решал судьбу обвиняемого. И при закрытых дверях. После судебной реформы 1864 года образовался целый театр: на Спасовича, Андреевского, адвокатов наших знаменитых, ходили как в театр слушать их речи. Это была новая линия в российской жизни, и она была уничтожена Лениным в течение месяца.
Две знаменитые речи Плевако:
Старушка украла чайник, и прокурор долго обличает, что "если так пойдет дальше, то Россия погибнет, если такие вещи будут повторятся". И тогда Плевако сказал: "Да... много пережила Россия: татарское иго, наполеоновское нашествие, но, конечно, - старушка украла чайник - этого Россия не переживет". Присяжные проголосовали единодушно, что невиновна.
И вторая речь Плевако, когда он защищал сельского священника, который по страшной бедности присвоил часть церковных денег. Это была самая короткая речь Плевако, обратившегося к присяжным: "Сколько раз, господа присяжные заседатели, этот человек прощал вам ваши грехи. Простите вы один раз его грех". Тоже проголосовали - невиновен.
Это была совершенно новая черта российской жизни. И вердикт был неотменяем. Если признали невиновным, то освобождали прямо в зале суда, и человек уходил, как Вера Засулич ушла, которая все же в лицо Трепову стреляла. И все это после Октября с учреждением ЧК, которая соединила в себе все: следствие, суд, приговор и расстрел - было отменено. И это интересно - Ленин все-таки на юридическом учился".


"Короленко пишет в 20-ом году Луначарскому, как один из членов всеукраинской ЧК, встретив его в полтавской Чрезвычайке, спросил о его "впечатлениях". "Я ответил: "Если бы при царской власти окружные жандармские управления получили право не только ссылать в Сибирь, но и казнить смертью, то это было бы то самое, что мы видим теперь". На это мой собеседник ответил: "Но ведь это для блага народа!" Я думаю, что не всякие средства могут обращаться во благо народа, и для меня несомненно, что административные расстрелы, возведенные в систему и продолжающиеся уже второй год, не принадлежат к их числу. Не говорите, что революция имеет свои законы. Были, конечно, взрывы страстей революционной толпы, но это были вспышки стихийной, а не систематизированной ярости".
То есть Советская власть сделала бессудные убийства системой, и бесстрашный Короленко бросил ей это в лицо. Луначарский ни на одно письмо его не ответил - нечего было отвечать.
"Вы внушили восставшему и возбужденному народу, что так называемая буржуазия ("буржуи") представляет только класс тунеядцев, грабителей. Правда ли это? Вы, Анатолий Васильевич, конечно, отлично помните это недалекое время, когда вы, марксисты, вели ожесточенную полемику с народниками. Вы доказывали, что России необходимо и благодетельно пройти через стадию капитализма. Что же вы разумели тогда под этой благодетельной стадией? Неужели только тунеядство буржуазии и стрижку купонов? Очевидно, вы тогда разумели другое. Капиталистический класс вам тогда представлялся классом, худо ли, хорошо, но организующим произвдство. Несмотря на все его недостатки вы считали, совершенно согласно с учением Маркса, что такая организация благодетельна для отсталых в промышленном отношении стран, каковы, например, Румыния, Венгрия и Россия. Почему же теперь иностранное слово "буржуа" - целое огромное и сложное понятие - с вашей легкой руки превратилось в глазах нашего темного народа, до тех пор его не знавшего, в упрощенное представление о буржуе?"
Ну, прямо как сегодня. Олигархов готовы убивать хоть завтра, если полыхнет.
"Тактическим соображениям вы пожертвовали долгом перед истиной. Тактически вам было выгодно раздуть народную ненависть к капитализму и натравить народные массы на русский капитализм. Своим лозунгом "Грабь награбленное!" вы сделали то, что деревенская грабижка, погубившая огромное количество селхозимущества без всякой пользы для вашего коммунизма, перекинулась и в город, и быстро стал разрушаться созданный капиталистическим строем промышленный аппарат".

"У нас в Литинституте был аспирант-эфиоп. Я его как-то остановила и спрашиваю: "Есть у вас минут пять-шесть? Вы могли бы мне рассказать, почему в Эфиопии после всех этих социалистических установлений такой страшный голод? Эфиопия вполне себя кормила". Он ответил: "Не надо пять-шесть минут, профессор Чудакова, я вам в две минуты объясню. Мы скотоводческая страна, пасем овец. Овцы съедают эту лужайку - мы переходим севернее. Овцы там съедают траву - переходим севернее. Пока мы дошли до конца страны, там уже выросла новая трава. Советская власть сказала: надо организовать оседлые колхозы. Все осели на месте. Сначала овцы съели всю траву и стали умирать, а потом стали умирать люди".
Всё. Короткий рассказ о социализме в Эфиопии".

"Высылка человека с родины - это жуткое преступление. Никто не имеет право это делать. А Ленин считал абсолютно нормальным. Высылка получила название "философский пароход". Это некая точка отсчета, с которой начался раскол единой русской культуры. А. Зубов о философском пароходе: "Их высылали с семьями, но без денег и без имущества. Специально оговаривалось, что высылаемый может взять с собой за границу 2 пары кальсон, 2 пары носков, брюки, пиджак, пальто, шляпу, 2 пары обуви. Все нажитое высылаемого большевистская власть оставляла себе, отказываясь лишь от интеллекта".

Tags: 1917, Ленин, Мариэтта Чудакова, история России, лекции, революция 1917, чужое - мое сокровище
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments