Previous Entry Share Next Entry
Как это верно, сэр!
nemankurt
Давненько не попадалось мне художественное произведение, которое хотелось бы подробно законспектировать. Что ни фраза, то перл. В главном герое обнаружила своего литературного предка.
Закатный роман Бульвер-Литтона "Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь":


Сьер де Жуэнвиль в мемуарах о короле Людовике Святом рассказывает, что однажды духовные лица и богословы созвали всех евреев некоего восточного города, чтобы научно доказать им истинность христианского учения. Некий рыцарь-калека, ходивший на костылях, получил позволение присутствовать на этом диспуте. Евреи во множестве откликнулись на приглашение. Один прелат вежливо обратился к ученому раввину с вопросом - верит ли он в непорочное зачатие Христа. "Конечно, нет", - ответил раввин, тогда благочестивый рыцарь, оскорбленный столь богохульным ответом, поднял костыль и сбил с ног раввина, а потом накинулся на остальных неверных, которых обратил в постыдное бегство. О поведении рыцаря донесли Людовику Святому с просьбой сделать ему соответствующее внушение, на что король вынес мудрое суждение:
- "Если благочестивый рыцарь - человек ученый и может вескими доводами опровергнуть возражения неверного, пусть спорит честно. Но если благочестивый рыцарь не обладает достаточной ученостью и не может отразить доводы врагов христианства, тогда пусть он положит конец спору лезвием своего доброго меча".


Оливер - имя неплохое, но оно имеет привкус радикальных доктрин.


В раннем детстве он был необыкновенно молчаливым ребенком, словно его воспитывали в школе Пифагора. Но, очевидно, он мало говорил, чтобы больше думать. К восьми годам мальчик стал несколько разговорчивее, и приблизительно в это время изумил свою мать вопросом: "Мама, скажи, тебя не тяготит порой сознание, что ты - личность?"


Никогда не обзаводитесь семьей - ничто так не старит, как семейные радости и родительские узы. Не множьте своих забот и замкните жизнь самым тесным кругом. Зачем прибавлять к чемодану ваших неприятностей еще шляпные картонки леди и целый фургон для детской? Не будьте честолюбивы - это приводит к подагре. Честолюбие требует от человека больших лишений и ничего не дает взамен до той поры, когда он уже перестает чему-либо радоваться.


Как литератор он презирал свет, как светский человек - литературу. Но себя уважал как представителя того и другого.


Идеи, влияющие на молодое поколение, никогда не рождаются в среде людей этого поколения: они возникают в предшествующем поколении, обычно - как создание меньшинства, презираемого большинством, которое впоследствии все же проникается ими.


На вопросе о предках он останавливался недолго. Он заметил, что какой-нибудь род или династия может необычайно долго процветать в любом уголке мира, не выказывая умственных способностей выше тех, которые можно обнаружить в сменяющихся урожаях овощей.


Они рождались, чтобы есть, а когда больше не могли есть, умирали. Справедливость требует добавить, что в этом он были ничуть не хуже своих ближних. Ведь многие из нас родились только для того, чтобы умереть, и раз мы должны это признать, единственным утешением для нашей уязвленной гордости может быть лишь уверенность, что наше потомство едва ли обретет в мироздании большее значение, чем мы сами.


Чем скорее, друзья мои, дойдем мы до конца нашего земного странствования, тем легче нам будет избежать неприятностей, огорчений, грехов и болезней. И, когда я пью за ваше здоровье, вы должны понять, что в действительности я желаю вам скорейшего освобождения от тех зол и бед, которым подвержена наша плоть и которые с годами все усугубляются, так как в старости, при упадке сил и способностей, едва ли приходится говорить о добром здоровье. За ваше здоровье, джентльмены!


Один большой черный паук, вероятно, старейший обитатель бельведера и поэтому завладевший лучшим местом у окна, всегда наготове предложить вероломный прием всякому крылатому гостю, которому захотелось бы свернуть с большой дороги ради прохлады и отдыха, - при появлении Кенелма вылез из каких-то недр и замер неподвижно в центре своего плетения, уставившись на пришельца. По-видимому, он размышлял, так ли уж велик этот странный незнакомец. "Блохи, действуя единодушно, могли бы стащить меня с постели", - сказал знаменитый Каррен, и если бы все пауки этой республики соединились и разом напали на меня, я, несомненно, пал бы жертвой их общих усилий. Но пауки, хотя живут они в одном месте, принадлежат к одной породе и наделены одними инстинктами, никогда не объединяются, даже чтобы напасть на бабочку: каждый ищет своей собственной выгоды, мало думая об обществе.


Неважно, хороши или плохи стихи, если дело идет лишь о том удовольствии, которое они доставляют автору.


...там, где вы найдете одно человеческое существо, интересующееся любовью, вы можете найти тысячу существ, интересующихся обедом. И если вы желаете быть популярным трубадуром нашего века, будьте ближе к природе, сэр, бросьте избитые восхваления румяных ланит и настройте вашу лиру на тему о бифштексе.


...как заметил Овидий, поэт, много писавший об этом предмете и знавший его в совершенстве, "мать любви - праздность".


Ларошфуко был совершенно прав, утверждая, что влюбленных было бы меньше, если бы вокруг постоянно не толковали о любви.


Человек, наиболее самодовольное из всех животных, утверждает, что только он один наделен высшим даром мышления, а остальные животные - лишь низшей, механической способностью, называемой инстинктом. Однако, поскольку инстинкт неизменно верен, а мысли по большей части ошибочны, людям нечего хвастать своим мнимым преимуществом.


-Надеюсь, вы не враг прогресса, сэр?
-Смотря по обстоятельствам. Я, например, предпочитаю оставаться там, где мне хорошо, чем идти дальше и найти худшее.


Многое можно сказать в пользу того, чтобы обзаводиться целой кучей жен, как мы обыкновенно покупаем целую партию дешевых бритв. Вполне вероятно, что из дюжины хоть одна да окажется хорошей. И, наконец, букет пестрых цветов, в котором кое-где мелькнет поблекший лист, приятнее для глаза, чем однообразный капот одной и той же леди.


Даже в колыбели я сознавал, что наше земное существование - вопрос серьезный и шуток не допускает. Никогда не забуду, как я в первый раз принимал касторку...


Благоразумный человек должен избегать двух зол: славы и любви. Сохрани меня небо от того и другого!

  • 1
А чем же закончилась история того, кто костылем неверных разгонял?

Мне кажется, там все ясно, нет?

  • 1
?

Log in